Развалины замков, прусские коты                          и фильмы ужасов в «голове робота»

Впечатления от поездки в Калининградскую область.

Ну вот может же кто-то проводить отпуск дома! А нам все не сидится.

Едва успев перевести дух после двухнедельного похода на Воньгу, мы собрали чемоданы и снова отправились в путь. Надо торопиться: отпуск – он не резиновый, заканчивается, едва начавшись. На Черном море мы в этом году уже побывали, в Белом плескались, теперь пора на Балтику. И для начала мы решили поехать в Светлогорск.

Честно говоря, надеялись убежать от нижегородской тридцатиградусной жары. Но этим летом это, видимо, невозможно. В Москве в день отлета было +25, в Калининграде +33. К слову, все 8 дней, что мы провели на Балтийском побережье, жара так и не спадала.

 

После недолгого путешествия по прекрасной современной автостраде, построенной при предыдущем губернаторе, мы оказались в Светлогорске. Он произвел на нас впечатление южного города, почему-то очень похожего на черноморские курорты. Прусский (правда, пруссов как народ давным-давно изничтожили тевтонские рыцари), литовский, польский, да и любой другой местный колорит почти отсутствует. Немецкий проявляется в большом количестве немецких туристов, видимо, бывших жителей, и их детей и внуков. Соответственно немецкая речь слышна повсеместно.

 

Жили мы на тихой улочке, в небольшом гостевом доме «Ланвиль» (всего на 5 номеров), стилизованном под небольшую немецкую виллу. Хозяева наши – семейная пара средних лет – оказались радушными и общительными.

 

Мы прожили в Светлогорске пять дней, из них три посвятили экскурсиям. Наверное, это все-таки многовато, хотя лежать на пляже тоже занятие для нас утомительное. Как бы то ни было, утром мы шли на море, а после обеда отправлялись осматривать достопримечательности.

 

Несмотря на жару, первые два дня вода в море была холодной, градусов 16, народ купался мало, поэтому вода была прозрачной, и мы с удовольствием плавали. Маруся по походной привычке затребовала «спасик на всякий случай», но пришлось ее разочаровать – на курорт спасжилет взят не был. Однако она вполне освоилась на балтийском мелководье и заявила, что следующим летом поедет на любое море, только чтоб было мелкое. Через пару дней вода потеплела градусов до 20, и стала мутновато-зеленой – может, от обилия купающегося народа, а может, сама по себе.

Первая по списку экскурсия была пешеходной, по самому Светлогорску. Она прилагалась бесплатным бонусом при покупке не менее двух других экскурсий.

Об истории города

Город Светлогорск, несмотря на свои небольшие размеры, имеет богатую историю, которая в 2014 г. насчитывала уже 754 года. Спустя несколько лет, после первых упоминаний об этом месте, в 1258 году, началось строительство населённого пункта, чему предшествовала закладка крепости Кенигсберг. Некоторое время спустя возле неё появился город с таким же названием. Тем не менее, поначалу на месте Светлогорска находилась маленькая рыбацкая деревня, именуемая не иначе как Рауссе. Она представляла большой интерес для путешествующих моряков и торговцев, так как среди них ходило поверье, что на этой территории, располагается место на берегу моря, где вместо земли – сплошной янтарь. С течением времени деревушка начала разрастаться, чему поспособствовало её расположение бухты вблизи пресноводного озера, что было очень удобно для расположения кораблей. Ближе к 14 веку это место получило другое название – Раушен.

 

Раушен представлял собой уютное место, а его жители очень любили свой город и всячески ухаживали за ним. Каждый моряк после очередного путешествия должен был привезти и посадить саженец. Благодаря этим традициям, Раушен стал богат на экзотичные виды растительности. 7 разновидностей клёна, 5 разновидностей черёмухи, сосна, японская магнолия и многие другие растения поселились в уютном городке на берегу моря.

 

Вместе с тем, этот город стал популярен у знати. Ещё в далёком XIX веке, Прусский король Фридрих-Вильгельм IV решил посетить Раушен после обретения своего статуса в 1840 г, и был впечатлён неописуемой красотой здешней природы. 24 июля 1840 года Раушен официально стал курортом. Знатные люди Прусии стремились построить особняк в этом месте, тем самым постепенно превращая его в город для богатых особ. В самом начале XX века, наиболее влиятельные представители Кенигсберга начали возводить поблизости загородные особняки, гостиницы и виллы. Строили в стиле модного в то время историзма, что прекрасно сочеталось с окружающим ландшафтом.

 

Жестокие бои в период взятия Кенигсберга превратили его в настоящие руины, а многие ближайшие города и вовсе исчезли с лица земли. Однако Раушену удалось пережить это страшное время. Советские войска вошли в Раушен в апреле 1945 года, он остался практически невредимым. Спустя год, ему дали название Светлогорск, оставив ему предназначение курортного города, благодаря чему он в дальнейшем получил статус общесоветской здравницы.

 

В маленьком Светлогорске помнят своих земляков, знаменитых и не очень, а также гордятся известными людьми, предпочитавшими этот курорт другим, быть может, более известным. Около отеля «Дом сказочника» разместилась целая экспозиция, посвященная Гофману и его сказкам.

Необычная скульптура, этакий двуликий Янус, отражает внутренний мир писателя: с одной стороны – респектабельный гражданин, юрист, с другой – мятущийся человек искусства.


Там же мы увидели макет средневекового Кенигберга  из керамики. (Рядом с крепостью возникли тогда и до поры развивались обособленно, а потом слились три городка: Альштадт (т.е. Старый Город), Лёбенихт и Кнайпхоф.)

А почитатели творчества Томаса Манна не преминули увековечить его отдых на курорте Раушен памятным знаком, вот таким:


Замки, которых нет

Состоявшаяся на следующий день экскурсия называлась «Дорогами тевтонских рыцарей» и посвящалась прусским замкам. Которых, собственно, нет. О них остались рисунки, редкие фотографии и легенды о великом прошлом самих замков и их обитателей. За годы советской власти, перестройки, а также последующие двадцать лет эти здания зачастую совсем не ремонтировали, их необдуманно перестраивали. В результате на месте вчерашних замков сегодня мы видим захламленные руины. Восстанавливать, реконструировать все это былое великолепие могут только сумасшедшие энтузиасты. И как ни странно, они находятся.

Первый бывший замок, который мы посетили – Вальдау. В его зданиях в начале двадцатого века размещалось общежитие учительской семинарии (сама семинария находилась в этой же деревне). Многие из семинаристов погибли на фронтах Первой Мировой, о чем напоминает вот такая стелла:

В советское время здесь тоже жили студенты, теперь уже сельскохозяйственного техникума. Андрей Баринов, проработавший в этом общежитии несколько десятков лет воспитателем, за эти годы создал небольшой краеведческий музей, посвященный истории замка Вальдау. Музей этот размещался в здании техникума (бывшей учительской семинарии). Однако несколько лет назад техникум закрыли, здания продали, а Баринова с его музеем оттуда «попросили». Вместе с группой единомышленников Баринов взял в аренду у Русской православной церкви одно из зданий общежития.

К слову сказать, недавно то, что осталось от замков и лютеранских церквей Калининградской области, было передано РПЦ. Во многих бывших кирхах теперь православные храмы. А руины замков ждут благотворителей, которые готовы вкладывать немалые деньги в восстановление. Но вернемся к Баринову.

 

Рассказ о суровых временах тевтонского нашествия, истории замка и его обитателей был настолько захватывающим, что внутри музея (на 1 этаже) мы даже не фотографировали. А на втором этаже тем более было не до съемок: там выставлены около двадцати работ Андрея Баринова – деревянные скульптуры, выполненных из пород деревьев, растущих в Калиниградской области. Да не просто, а со смыслом: каждая фигура как-то связана с тем деревом, из которого она сделана. Например, сосна обязательно женщина, а дуб – мужчина. Автор предлагает публике угадывать название древесной породы, глядя на скульптуру. Наша Варя угадала больше всех, получила в подарок открытку и возможность сфотографироваться с этим замечательным человеком.

Следующая наша остановка была в бывшей деревне Нойхаузен. Одноименный замок мы смогли осмотреть только снаружи: внутри размещается авторемонт.

 Как и в истории со многими другими замками, ничего не делается для признания этого исторического объекта предметом культурного наследия и государственной заботы. Местной кирхе повезло больше: ее арендовала у РПЦ протестанская община приверженцев первоапостольской церкви.

Специально для нас из Калининграда приехал один из прихожан - органист, солист Калининградской филармонии. Он дал небольшой двадцатиминутный концерт, а потом рассказывал об органе, особенностях исполнения, отвечал на вопросы. Я еще ни разу орган вблизи не видела, особенно интересно было смотреть, как играют на органе всеми четырьмя конечностями сразу.

Побродив немного вокруг величественного здания кирхи, мы отправились в одну из крупнейших в прошлом резиденцию тевтонских рыцарей – замок Шаакен.


Когда-то Шаакен славился своей мощью и богатством. Здесь хранилась казна и реликвии тевтонцев. Сегодня замок почти что лежит в руинах, хотя несколько помещений первого этажа не только сохранились, но и имеют официальных жильцов с пропиской «деревня Некрасово, замок Шаакен».

При советской власти в замке располагался совхоз, причем как служебные, так и жилые помещения. Во дворе и подвале была огромная свалка. В стенах, особо не думая, делали проемы, пробивали новые окна. В результате рухнула одна из стен второго этажа.

Несколько лет назад один бизнесмен, решивший использовать территорию замка для размещения своей коллекции машин, взялся навести здесь порядок. Расчищая свалку, вывезли около 370 КАМАзов мусора. Автомобили он здесь так и не поставил, а делом возрождения замка увлекся. В подвале по новомодному поветрию сделали экспозицию «застенки инквизиции»: показывали орудия пыток. Поначалу по стенам текла «кровь», и раздавались вопли жертв, но после обморока одной из слабонервных туристок световые и звуковые эффекты убрали, и экскурсия проходит в более жизнерадостной атмосфере. Сейчас экскурсантов в Шаакене встречают представители фирмы, принявшей эстафету заботы и воссоздания этого уникального замка. Это настоящие энтузиасты, которые, в надежде дождаться профессиональных исследований, реконструкции и реставрации, готовы устраивать рыцарские турниры и средневековые танцы в замковом дворе, рассказывать о средневековом вооружении и методах ведения боя, проводить ужины «а ля тевтонцы» на деревянных грубо сколоченных столах и ходить по полуразвалившееся стене замка в белом одеянии, изображая легендарную Марту, невинно обвиненную в измене и замурованную, по преданию, в замковом подвале.

Мы сфотографировались с нашим гидом по Шаакену – Леной. Посмотрите, сколько оптимизма! Нет, эту песню не задушишь, не убьешь.


Везде - янтарь

Следующий день был посвящен поездке в поселок Янтарный, где расположен комбинат по добыче янтаря. Собственно, поселок недавно получил статус города, но все по-прежнему называют его поселком. Отдыхающих здесь сравнительно немного, место, в общем, не «раскрученное», хотя полоса пляжа очень широкая, да к тому же намытая несколько лет назад коса шириной пару десятков метров отделила небольшой участок моря, который, опреснившись, превратился в маленькое озерцо.

Прямо на пляже стоит развлекательный комплекс, стилизованный под старинный парусник. В нем есть и гостиница для загулявших посетителей, поэтому свадьба или корпоратив здесь – обычное дело. Это заведение в прямом смысле слова соседствует - на расстоянии нескольких десятков метров с памятником в виде огромных ладоней, тянущихся как бы из-под земли. Именно здесь были расстреляны перед приходом советских войск несколько десятков тысяч евреев, вывезенных из концлагерей из-за быстрого наступления нашей армии. Еврейское сообщество установило эту стеллу и каждую зиму проводит на этом месте памятные мероприятия.

Здесь же на берегу находится вход в первую активно разрабатываемую янтарную шахту «Анна». В дальнейшем янтарь разрабатывался открытым способом, самым продуктивным был карьер «Вальтер». Перед уходом немцев он был затоплен, но в дальнейшем воду отвели и еще довольно долго добывали янтарь. Сейчас янтарь также добывают в карьере, мы побывали на смотровой площадке, откуда он хорошо просматривается. Желающие могли покопаться в песочнице с янтароносным песком...

Вообще поездка в Янтарный в основном была посвящена покупкам. Поделки из янтаря, что называется, сыпались изо всех щелей, и приезжий народ активно скупал все, что попадалось на глаза. Наши девчонки тоже ходили с горящими глазами и умоляющим видом, пока им не купили вожделенных побрякушек. Впрочем, я тоже не удержалась: к обычному, желтому янтарю я равнодушна, но вот зеленый, как балтийская вода, а еще непрозрачный, расцветкой чем-то напоминающий перепелиное яйцо – завораживает, можно смотреть долго-долго, не отрываясь.

 

На четвертый день мы ленились: гуляли вдоль моря, прокатились по маленькой канатной дороге, связывающей верхнюю часть Светлогорска с пляжем, купались. В общем, это был настоящий курортный день.

Калининград

Следующие три дня провели в Калининграде. Жили в отеле «Ибис», который выбрали за его предсказуемость – он сетевой. До этого жили в таком же отеле в Нижнем Новгороде, номера похожи, как близнецы. Новым и неожиданным было то, что по электронному ключу не только открывается дверь в номер, но и срабатывает лифт, причем он отвезет тебя только на твой этаж. Кроме того, оказалось, что (видимо, из тех же соображений безопасности) лестниц в Ибисе нет. То есть она, конечно, есть, но это считается пожарной и выходит прямо на улицу. Впрочем, она всегда открыта – тогда о какой безопасности речь, если в гостиницу может попасть любой посторонний? Однако, замеченные персоналом на этой лестнице (нам показалось – зачем ездить со второго этажа?), мы были в лучших совковых традициях остановлены гневным окриком и со словами «гости здесь не ходят» проведены к лифту. Впечатления о городе и его жителях это, прямо сказать, не улучшило.

 

В гостиницу мы приехали под проливным дождем. Он начался около полудня и шел весь день, до вечера. Поэтому мы оставили детей отдыхать в номере и вдвоем с мужем пошли в кинотеатр ближайшего торгового центра. На следующий день погода стояла прекрасная, а у нас была запланирована экскурсия на Куршскую косу. И мы там действительно побывали. На двухэтажном автобусе. Группой человек шестьдесят. Это, скажу я вам, совсем неподходящая компания для любования красотами природы. Поэтому расскажу только об одном месте, где мы были – орнитологической станции.


В 1901 году в поселке Росситтен (Рыбачий) открыли первую в мире орнитологическую станцию. Сейчас здесь работают ученые российской академии наук. Куршская коса расположена таким образом, что мимо нее проходят пути миграции птиц. Весной совы, зяблики, синицы, скворцы летят на север, осенью возвращаются зимовать в теплые края. На ночлег все эти тысячи и тысячи птиц останавливаются здесь в здешних водоемах и дюнах. На косе расставлены ловушки, в которые попадают даже самые умные птицы. Сети для ловли птиц сшиты вручную и образуют гигантский сложный лабиринт. Сначала птица залетает в самый широкий отсек, а затем хитроумная ловушка заманивает пернатого в наиболее узкую часть, где ее и ловят орнитологи. Крупные птицы, такие как гуси, утки, лебеди, журавли, чайки вороны голуби в основном замечают эту ловушку. Однако большинство из них низко не летают, поэтому не попадаются. Например, вороны очень внимательны, они хорошо замечают сеть и стараются ее облететь. Но для маленьких птичек, для которых она преимущественно и предназначена, эта ловушка огромна, поэтому они не воспринимают ее как опасность и спокойно залетают в нее. Пойманные птицы попадают в домик к орнитологам, где их окольцовывают. Для разных видов птиц используются разные колечки – от самых маленьких до крупных. Для птицы колечко это своеобразный паспорт, содержащий нужную информацию – серию, номер, адрес. Все это нужно для того чтобы сообщили если птицу поймают где то в другом месте. Птиц кольцуют во многих странах, поэтому у каждой страны есть свой национальный адрес. В нашей стране уже на протяжении многих десятилетии применяется всем известное слово в качестве адреса – Москва.

А вечером у меня состоялась чудесная встреча. С женщиной, которую я никогда до того дня не видела, но было ощущение, что знаю ее тысячу лет. Вот что делает с людьми общее увлечение рукоделием! Впрочем, это уже совсем другая удивительная история.

На следующий день нас ждала индивидуальная обзорная экскурсия по городу. Утром вежливый мужской голос по телефону подтвердил, что его обладатель – наш экскурсовод Олег, и в назначенное время он будет ждать нас в холле гостиницы. Пожалуй, эта экскурсия понравилась нам больше всех. Когда о городе рассказывает неравнодушный и знающий человек, и поездка проходит в нужном тебе темпе, на комфортабельном автомобиле, а группа состоит только из твоей семьи, экскурсию можно считать удавшейся. Понравился Музей янтаря, его мы осматривали сами, Олег ждал нас на выходе и продолжил экскурсию. В музее самыми интересными показались все-таки современные работы – и камень очень красив, и изделия необыкновенные – столько выдумки, вкуса, самобытности...


А Маша попробовала сама обточить янтарный камушек на примитивном станке, напоминающем швейную машинку.

Музей-форт «Королевские ворота» осматривали только снаружи. Но, конечно, не удержались и на входе в музей купили фигурку прусского кота, популярный здесь сувенир. По легенде, прусский кот еще и «настоящий житель Кёнигсберга» . Он помнит пруссов, помнит, как был основан Кенигсбергский замок, а теперь хранит ключи от всех городских ворот. Когда город был захвачен врагами, все местные жители покинули его, и вместе с людьми ушли собаки. Освободителей после жестокой битвы встречали на улицах только коты.

Есть в Калининграде еще одна «достопримечательность» - здание горсовета, построенное лет тридцать назад, пустующее с момента сдачи и до сегодняшнего дня. Высится этот монстр, напоминающий то ли огромную букву «Н», то ли голову робота, посреди города, на месте снесенного Королевского замка и нет, оказывается, у городских властей никакой законной возможности что-то с этим сделать. Говорят, что иногда в пустых коридорах и переходах снимают фильмы ужасов...

Четыре часа спустя мы снова оказались в своей гостинице. Дети решили отдохнуть, а мы решили пройти часть сегодняшнего маршрута, который мы наблюдали в основном из окна машины. На обратном пути буквально наткнулись на небольшой музей-бункер – место, где была подписана капитуляция немецких войск после взятия Кенигсберга. Он был уже закрыт, и мы решили прийти туда на следующее утро, перед отъездом в аэропорт.

Музей расположен в бункере, в котором с марта 1945 года находился штаб немецкого командования, руководивший обороной Кенигсберга. Здесь же 9 апреля 1945 года комендант города генерал Отто Ляш в присутствии советских парламентеров принял решение о капитуляции.

Бункер оснащен всеми системами жизнеобеспечения и расположен на глубине семи метров. В помещении воссоздана обстановка военного времени, размещены диорамы и материалы, повествующие о взятии города советскими войсками.

 

Основная экспозиция музея расширена такими темами, как трагедия немецкого гражданского населения в период штурма Кенигсберга, участие немецких антифашистов в боях за город, судьба немецких военнопленных после окончания Восточно-Прусской операции. Также в музее выставлены уникальные кованые ворота, испещренные руническими символами. Ранее они закрывали вход в бункер. По одной из версий, загадочные ворота предназначались для магической защиты немецкого штаба

 Ну вот, собственно, и все наши впечатления от поездки к Балтийскому морю. Неоднозначные, очень противоречивые.

Может быть, мы еще вернемся – может быть...

Оставить комментарий

Комментарии: 0